Preview

Исследования и практика в медицине

Расширенный поиск

Регуляторы плазминогена в коже интактных мышей, нокаутных по гену uPA линии C57BL/6-PLautmI.IBug-ThisPLau6FDhu/GFDhu, и в модели хронической нейрогенной боли

https://doi.org/10.17709/2409-2231-2019-6-4-2

Полный текст:

Аннотация

Цель исследования. Изучение компонентов каскада регуляторов плазминогена (ПГ) в коже интактных мышей с нокаутом по гену uPA (урокиназы - активатора ПГ урокиназного типа), а также в модели хронической нейрогенной боли (ХНБ).

Материалы и методы. Использованы 76 мышей, разделенные на группы по полу, наличию или отсутствию нокаута по гену uPA и ХНБ. Воспроизведение модели ХНБ осуществляли лигированием седалищных нервов; содержание и активность компонентов каскада активации ПГ - методами ИФА со стандартными тест-системами.

Результаты. Интактные uPA-дефицитные мыши линии C57BL/6-PlautmI.IBug-ThisPlau6FDhu/GFDhu отличались от мышей C57BL/6 сниженным уровнем регуляторов ПГ, исключая плазмин у всех мышей, ПГ у самцов и рецептор урокиназы (uPAR). При ХНБ у uPA-дефицитных мышей снижение уровня регуляторов плазминогена продолжалось, кроме uPAR у всех мышей, ПГ у самцов и активности ингибитора-1 активаторов плазминогена (PAI-1-акт) у самок.

Заключение. У интактных uPA-дефицитных мышей обоего пола подавлен практически весь каскад регуляторов ПГ, сравнительно с животными линии C57BL/6, кроме uPAR у самок, ПГ у самцов и плазмина у всех животных. При ХНБ регуляторы ПГ у uPA-дефицитных мышей подавлены относительно фона, кроме uPAR у самцов и самок. Сравнение с данными мышей C57BL/6 демонстрирует, что в модели ХНБ у них было получено состояние uPA-системы, весьма напоминающее таковое у интактных uPA-дефицитных животных линии C57BL/6-PlautmI.IBug-ThisPlau6FDhu/GFDhu. У мышей C57BL/6 в модели ХНБ содержание uPA было снижено на 2 порядка от нормы при практически полном истощении активности uPA. Нокаутирование гена uPA вызывает не только стойкое подавление системы регуляторов ПГ, на которое практически не влияет ХНБ, кроме уровня uPAR, но и вызывает изменения, аналогичные происходящим при моделировании ХНБ у нормальных мышей.

Об авторах

Е. М. Франциянц
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Франциянц Елена Михайловна - доктор биологических наук, профессор, заместитель генерального директора по научной работе, руководитель лаборатории изучения патогенеза злокачественных опухолей.

344037, Ростов-на-Дону, ул. 14-я линия, д. 63.



Е. И. Сурикова
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Сурикова Екатерина Игоревна - кандидат биологических наук, старший научный сотрудник лаборатории изучения патогенеза злокачественных опухолей.

344037, Ростов-на-Дону, ул. 14-я линия, д. 63.



И. В. Каплиева
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Каплиева Ирина Викторовна - кандидат биологических наук, старший научный сотрудник лаборатории изучения патогенеза злокачественных опухолей.

344037, Ростов-на-Дону, ул. 14-я линия, д. 63.



И. В. Нескубина
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Нескубина Ирина Валерьевна - кандидат биологических наук, старший научный сотрудник лаборатории изучения патогенеза злокачественных опухолей.

344037, Ростов-на-Дону, ул. 14-я линия, д. 63.



Л. С. Козлова
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Козлова Лариса Степановна - кандидат биологических наук, доцент, старший научный сотрудник лаборатории изучения патогенеза злокачественных опухолей.

344037, Ростов-на-Дону, ул. 14-я линия, д. 63.



В. А. Бандовкина
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Бандовкина Валерия Ахтямовна - кандидат биологических наук, старший научный сотрудник лаборатории изучения патогенеза злокачественных опухолей.

344037, Ростов-на-Дону, ул. 14-я линия, д. 63.



Л. К. Трепитаки
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Трепитаки Лидия Константиновна - научный сотрудник лаборатории изучения патогенеза злокачественных опухолей.

344037, Ростов-на-Дону, ул. 14-я линия, д. 63.



В. В. Позднякова
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Позднякова Виктория Вадимовна - доктор медицинских наук, профессор, ведущий научный сотрудник отделения опухолей кожи, мягких тканей и молочной железы № 2.

344037, Ростов-на-Дону, ул. 14-я линия, д. 63.



Список литературы

1. Karamanavi E, Angelopoulou K, Lavrentiadou S, Tsingotjidou A, Abas Z, Taitzoglou I. et al. Urokinase-type plasminogen activator deficiency promotes neoplasmatogenesis in the colon of mice. Transl Oncol. 2014 Apr 1; 7(2):174-187.e5. DOI: 10.1016/j.tranon.2014.02.002

2. Rantala J, Kemppainen S, Ndode-Ekane XE, Lahtinen L, Bolkvadze T, Gurevicius K. et al. Urokinase-type plasminogen activator deficiency has little effect on seizure susceptibility and acquired epilepsy phenotype but reduces spontaneous exploration in mice. Epilepsy Behav. 2015 Jan 1; 42:117-128. DOI: 10.1016/j.yebeh.2014.11.001

3. Karagiannis GS, Afaloniati H, Karamanavi E, Poutahidis T, Angelopoulou K. BMP pathway suppression is an early event in inflammation-driven colon neoplasmatogenesis of uPA-deficient mice. Tumour Biol. 2016; 37(2):2243-2255. DOI: 10.1016/j.yex-cr.2017.10.025

4. Afaloniati H, Karagiannis GS, Hardas A, Poutahidis T, Angelopoulou K. Inflammation-driven colon neoplasmatogenesis in uPA-deficient mice is associated with an increased expression of Runx transcriptional regulators. Exp Cell Res. 2017 Dec 15; 361(2):257-264. DOI: 10.1016/j.yexcr.2017.10.025

5. Климович П. С., Семина Е. В., Рысенкова К. Д., Рубина К. А., Ткачук В. А. Зависимость формирования, скорости роста и ветвления аксонов от активности урокиназной системы. ACTA NATURAE. 2016; 1:46.

6. Semina E, Rubina K, Sysoeva V, Rysenkova K, Klimovich P, Plekhanova O, et al. Urokinase and urokinase receptor participate in regulation of neuronal migration, axon growth and branching. Eur J Cell Biol. 2016 Sep 1; 95(9):295-310. DOI: 10.1016/j.ejcb.2016.05.003

7. Schuliga M. The inflammatory actions of coagulant and fibrinolytic proteases in disease. Mediators Inflamm. 2015; 2015:9. DOI: 10.1155/2015/437695

8. Sato M, Kawana K, Adachi K, Fujimoto A, Yoshida M, Nakamura H. et al. Decreased expression of the plasminogen activator inhibitor type 1 is involved in degradation of extracellular matrix surrounding cervical cancer stem cells. Int J Oncol. 2016 Feb 1; 48(2):829-835. DOI: 10.3892/ijo.2015.3283

9. Кит О. И., Франциянц Е. М., Котиева И. М., Каплиева И. В., Трепитаки Л. К., Бандовкина В. А. и др. Некоторые механизмы повышения злокачественности меланомы на фоне хронической боли у самок мышей. Российский журнал боли. 2017; 2(53):14-20.

10. Кит О. И., Франциянц Е. М., Котиева И. М., Каплиева И. В., Трепитаки Л. К., Бандовкина В. А. и др. Динамика тканевой системы регуляторов плазминогена при меланоме кожи на фоне хронической боли у самок мышей. Трансляционная медицина. 2018; 5(2):38-46. DOI:10.18705/2311-4495-2018-5-2-38-46

11. Франциянц Е. М., Кит О. И., Котиева И. М., Каплиева И. В., Бандовкина В.А, Козлова Л. С. и др. Тканевая система регуляции плазминогена в динамике меланомы кожи у мышей-самцов, воспроизведенной на фоне хронической боли. Известия вузов Северо-Кавказского региона. Естественные науки. 2019; 1(201):112-121. DOI: 10.23683/0321-3005-2019-1-112-121

12. Сидоренко Ю. С., Мусиенко Н. В., Франциянц Е. М. Некоторые показатели активности протеолитической системы в ткани злокачественной опухоли и перифокальной зоны при различных локализациях рака. Вестник Южного научного центра РАН. 2008; 4(2):93-98.

13. Scheff NN, Ye Y, Bhattacharya A, MacRae J, Hickman DH, Sharma AK, et al. Tumor necrosis factor alpha secreted from oral squamous cell carcinoma contributes to cancer pain and associated inflammation. Pain. 2017; 158(12):2396-2409. DOI: 10.1097/j.pain.0000000000001044

14. Chen J-S, Chang L-C, Wu C-Z, Tseng T-L, Lin J-A, Lin Y-F, Cheng C-W. Significance of the urokinase-type plasminogen activator and its receptor in the progression of focal segmental glomerulosclerosis in clinical and mouse models. J Biomed Sci. 2016 Feb 4; 23(1):24. DOI: 10.1186/s12929-016-0242-7

15. Yamanaka H, Obata K, Fukuoka T, Dai Y, Kobayashi K, Tokunaga A, Noguchi K. Induction of plasminogen activator inhibitor-1 and -2 in dorsal root ganglion neurons after peripheral nerve injury. Neuroscience. 2005 Jan 1; 132(1):183-191. DOI: 10.1016/j.neuroscience.2004.12.003

16. Yamanaka H, Kobayashi K, Okubo M, Noguchi K. Annexin A2 in primary afferents contributes to neuropathic pain associated with tissue type plasminogen activator. Neuroscience. 2016 Feb 9; 314:189-199. DOI: 10.1016/j.neuroscience.2015.11.058

17. Berta T, Liu Y-C, Xu Z-Z, Ji R-R. Tissue plasminogen activator contributes to morphine tolerance and induces mechanical allodynia via astrocytic IL-1p and ERK signaling in the spinal cord of mice. Neuroscience. 2013 Sep 5; 247:376-385. DOI: 10.1016/j.neuroscience.2013.05.018

18. Morimoto T, Yoshihara T, Yakushiji Y, Eriguchi M, Hara H, Sonohata M, et al. Worsening Cervical Epidural Hematoma After Tissue Plasminogen Activator Administration for Stroke Like Symptoms. Spine (Phila Pa 1976). 2016; 41(7):E437-E440. DOI:10.1097/BRS.0000000000001243

19. Tversky S, Libman RB, Schloss ER, Arora R, Patel AV, Salamon EJ et al. Catastrophic Intracranial Hemorrhages after IV tPA in a Patient with Insidious Onset of Fever and Back Pain. J Stroke Cerebrovasc Dis. 2016 May 1; 25(5):E69-E70. DOI: 10.1016/j.jstrokecerebrovasdis.2015.12.004

20. Kim SY, Cheon SY, Kim EJ, Lee JH, Kam EH, Kim JM et al. Isoflurane Postconditioning Inhibits tPA-Induced Matrix Metalloproteinases Activation After Hypoxic Injury via Low-Density Lipoprotein Receptor-Related Protein and Extracellular Signal-Regulated Kinase Pathway. Neurochem Res. 2017 May 1; 42(5):1533-1542. DOI: 10.1007/s11064-017-2211-2

21. Zhao R, Le K, Moghadasian MH, Shen GX. Reduced monocyte adhesion to aortae of diabetic plasminogen activator inhibitor-1 knockout mice. Inflamm Res. 2017 Sep 1; 66(9):783-792. DOI: 10.1007/s00011-017-1057-z


Для цитирования:


Франциянц Е.М., Сурикова Е.И., Каплиева И.В., Нескубина И.В., Козлова Л.С., Бандовкина В.А., Трепитаки Л.К., Позднякова В.В. Регуляторы плазминогена в коже интактных мышей, нокаутных по гену uPA линии C57BL/6-PLautmI.IBug-ThisPLau6FDhu/GFDhu, и в модели хронической нейрогенной боли. Исследования и практика в медицине. 2019;6(4):24-33. https://doi.org/10.17709/2409-2231-2019-6-4-2

For citation:


Frantsiyants E.M., Surikova E.I., Kaplieva I.V., Neskubina I.V., Kozlova L.S., Bandovkina V.A., Trepitaki L.K., Pozdnyakova V.V. System of plasminogen regulators in the skin of intact uPA gene-knockout C57BL/6-PlautmI.IBug-This Plau6FDhu/GFDhu mice and in a model of chronic neurogenic pain. Research and Practical Medicine Journal. 2019;6(4):24-33. (In Russ.) https://doi.org/10.17709/2409-2231-2019-6-4-2

Просмотров: 37


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2409-2231 (Print)
ISSN 2410-1893 (Online)