Preview

Исследования и практика в медицине

Расширенный поиск
Том 1, № 1 (2014)
Скачать выпуск PDF

Оригинальные статьи. Онкология

8-15 696
Аннотация

Цель. Оценить эффективность и безопасность просидола в защечных таблетках в терапии хронического болевого синдрома у онкологических больных.

Материалы и методы исследования. Исследование проводилось у 152 онкологических пациентов с хроническими болевыми синдромами, вызванными злокачественными новообразованиями. Объективизация интенсивности боли проводилась по 5‑балльной шкале вербальных оценок (ШВО), оценивали состояние физической активности больных по 5‑бальной шкале ECOG, объективизировали психический статус и ночной сон: 0‑боли нет; 1 — слабая боль; 2 — умеренная боль; 3 — сильная боль; 4 балла нестерпимая боль. Регистрировали продолжительность анальгетического эффекта просидола, рассчитывали разовые и суточные дозы анальгетика в динамике на этапах терапии и его побочные эффекты. Результаты исследования оценивались на этапах: 1 — исходный, до начала лечения, 2 — первые сутки терапии, 3‑завершение подбора дозы анальгетика (3–4 сутки), 4 — через неделю после начала лечения, 5 — через 2 недели после начала лечения, 6 — в конце 3‑й недели лечения.

Результаты. Начальная разовая доза просидола буккального (20 мг) вызывала эффективную анальгезию через 10–45 (21,3+8,9) мин. после приема первой дозы и продолжалось от 1 до 8 (6,0+1,8) часов: у 21,8% пациентов — полное устранение боли (более, чем на 50% от исходного уровня);  63,6% — боль уменьшилась на 30–50%; уменьшение боли менее 30% — у 14,6% больных. В целом выявлено достоверное снижение интенсивности боли с 2,47+0,37 до 0,5+0,30 балла ВАШ (р<0,05). Случаев неэффективности препарата не отмечено. Все пациенты продолжали терапию просидолом после завершения 3‑х недельного периода исследования. Начальная средняя суточная доза просидола составила 82,2 + 9,7 мг, на 1‑й неделе терапии — 112,3+16 мг, к концу 3‑й недели повысилась до 148,2+57 мг/сут мг. Переносимость препарата расценивалась, как хорошая. Побочные эффекты: сонливость и тошнота у большинства отмечались на 1–3 сут. терапии были выражены умеренно или слабо у 85% больных (сонливость — 62,3%, тошнота — 27,3%, рвота — 15%; сухость во рту — 65,5%, головокружение — 27,6%). Ночной сон стабилизировался у 85% (относительно 13% — на исходном этапе); число больных с явлениями депрессии уменьшилось в 1,8–2,2 раза.

Заключение. Просидол буккальный в суточной дозе от 60 до 200 мг в обеспечивает эффективную анальгезию у большинства онкологических больных с хроническим болевым синдромом от умеренного до сильного при умеренно выраженных побочных эффектах, которые не опасны, хорошо поддаются медикаментозной коррекции. Просидол в сублингвальных таблетках обладает основными свойствами, предъявляемыми современной медициной к опиоидным для терапии хронической раковой боли: он эффективен, безопасен, лучше, чем другие наркотики переносится пациентами, удобен для самостоятельного применения тяжелобольными в амбулаторных и домашних условиях. Недостатком просидола буккального является кратковременность эффекта (в среднем 4 ч)

16-23 673
Аннотация

Цель исследования. Изучение отдаленных результатов лечения больных резектабельным немелкоклеточным раком легкого с использованием хирургического метода позволило уточнить факторы прогноза.

Материалы и методы. Проведен анализ хирургического и комбинированного лечения 1420 больных немелкоклеточным раком легкого. У 42,7% пациентов регионарные метастазы не выявлены, у 28,1% – имелось поражение внутрилегочных и/или корневых узлов (N1), а у 28,9% – средостенных (N2). Радикальные операции выполнены 92,8% больным. Послеоперационные осложнения диагностированы у 22,2%. Летальность – 3,0%.

Основные результаты. Общая пятилетняя выживаемость больных после радикального лечения составила 42,0±1,6%, паллиативного – 19, 8±3,3%. При радикальном лечении более 5 лет пережили 65,0±3,6% больных IА стадии, 54,5±3,4% – IВ, 49,0±5,2% – IIA, 40,8±4,0% – IIB, 18,8±2,5% – IIIA и 13,4±5,8% – IIIB. У больных с N0 отдаленные результаты лечения были выше при плоскоклеточном раке (62,1±3,5%), чем аденогенном (52,5±4,6% р=0,048) и крупноклеточном (45,5±7,7%, р=0,008) и в целом составили 58,4±2,4%. Показатели пятилетней выживаемости после радикального комбинированного лечения у больных при N+ были ниже (30,9±2,3%) и зависели от уровня поражения узлов (N1 или N2), заинтересованности зон средостения, морфологической структуры опухоли, а также объема операции.

Заключение. Радикальное хирургическое и комбинированное лечение (с послеоперационной лучевой терапией) может быть проведено большинству больных резектабельным немелкоклеточным раком легкого с удовлетворительными отдаленными результатами. Основными факторами прогноза следует считать характер лечения, стадию заболевания, особенно состояние регионарных внутригрудных лимфатических узлов. К дополнительным неблагоприятным прогностическим факторам у больных при N0 относится аденогенный и крупноклеточный морфологический тип рака, при N1 – величинf опухоли Т4 и крупноклеточный рак, а N2 – метастазы в нескольких или всех зонах средостения и объеме операции билобэктомия.

Оригинальные статьи. Маммология

24-28 4499
Аннотация

Цели исследования. Проанализировать рецидивы после радикальных подкожных мастэктомий или кожесохраняющих мастэктомий.

Материалы и методы. В ФМИЦ им. П. А. Герцена пациенткам выполнена радикальная подкожная мастэктомия (95,5%) или кожесохраняющая радикальная мастэктомия (4,5%). При радикальной подкожной мастэктомии сохраняют кожу молочной железы, сосково‑ареолярный комплекс (САК), субмаммарную складку, удаляют всю ткань железы вместе с подмышечными, подключичными и подлопаточными лимфатическими узлами. Кожесохраняющая мастэктомия отличается от подкожной мастэктомии удалением сосково‑ареолярного комплекса. Распределение больных по стадии опухолевого процесса следующее: 0 (ТisN0 М0) — 33 (4,3%), I — 180 (23,2%), IIА — 283 (36,6%), IIВ — 123 (15,9%), IIIА — 91 (11,7%), IIIВ — 1 (0,1%), IIIС —41 (5,3%) IY — 6 (0,8%), у 16 (2,1%) пациенток операция выполнена после рецидива РМЖ.

Основные результаты. В нашем исследовании рецидивы диагностированы у 37 (4,8%) больных. Минимальный срок возникновения рецидивов 8 месяцев, максимальный 10 лет. Повторных местных рецидивов после проведенного лечения было 2.Местные рецидивы выявлены у 35 (4,5%) больных. Регионарные рецидивы диагностированы у 3 (0,4%) пациенток, в одном случае после местного рецидива. Регионарные рецидивы выявлены в 2 (0,3%) случаях в подмышечной области и в 1 (0,1%) случае в подключичной области. Вероятность возникновения регионарных рецидивов часто связывают с погрешностями в хирургической технике операции. При динамическом наблюдении выявлено 3 (0,4%) случая развития рака Педжета в зоне сосково‑ареолярного комплекса. Во всех 3 (0,4%) случаях лечение было хирургическим и подразумевало иссечение сосково‑ареолярного комплекса. У 1 (0,1%) пациентки диагностирован РМЖ во второй молочной железе через 7 лет. В области сосково‑ареолярного комплекса и в центральном квадранте рецидивы диагностированы в 6 из 35 локальных рецидивов, что составило 17,1%. Среди пациенток с кожесохраняющей радикальной мастэктомией рецидива в центральном квадранте не выявлено. Распределение рецидивов в зависимости от стадии РМЖ: при I стадии — 5,5%, при IIА — 3,5%, при IIБ — 5,7%, при IIIА — 4,4%, при IIIС — 7,3%. В 2 случаях после первого рецидива из 16 диагностирован рецидив, что составило 12,5%. При I стадии РМЖ диагностирован рецидив в 5,5%, что вероятно связано с отсутствием лучевой терапии в послеоперационном периоде, т. к. стадия начальная и объем операции достаточен, при этом число рецидивов — 10 и ни в одном случае лучевую терапию не провели.

Выводы. За 5 лет наблюдений за больными раком молочной железы, после радикальных подкожных мастэктомий/кожесохраняющих радикальных мастэктомий с одномоментной реконструкцией, рецидивы развились у 34 (4,4%) пациенток. Важным фактом является выявление местного рецидива после 10 лет наблюдения (8,1%) после лечения, что подтверждает необходимость динамического наблюдения за пациентками в течение всей жизни. На частоту появления рецидивов влияет стадия РМЖ, молодой возраст пациенток, гистогенез и подтип опухоли. При сочетании неблагоприятных прогностических факторов следует прибегать к реоперации на молочной железе. Радикальная подкожная мастэктомия или кожесохраняющая радикальная мастэктомия с одномоментной реконструкцией является адекватным объемом операции в онкологическом плане, а также эффективным методом реабилитации больных РМЖ. Развитие рецидива РМЖ после данных оперативных вмешательств не отличается от риска развития рецидива после радикальных мастэктомий. Несмотря на наличие повторной операции, сохранение реконструированной молочной железы после рецидива РМЖ было возможным в 65,7% случаев в нашем исследовании.

Оригинальные статьи. Лучевая терапия

29-34 608
Аннотация

Цель исследования. Оценка эффективности низкомощностной брахитерапии источниками I‑125 в комбинированном лечении группы пациентов промежуточного риска локализованного рака предстательной железы.

Материалы и методы. В исследование вошли 126 больных раком предстательной железы промежуточного риска. 104 пациентам (83,9%) была проведена низкомощностная брахитерапия I‑125 в комбинации с гормонотерапией аналогами ЛГ-РГ. 22 пациента (16,1%) получили дистанционную лучевую терапию в сочетании с брахитерапией I‑125 и гормональным лечением. Безрецидивная выживаемость больных оценивалась в соответствии с критериями Phoenix (надир ПСА + 2 нг/мл). Оценка побочных реакций лучевого лечения проводилась по критериям RTOG.

Основные результаты. ПСА безрецидивная выживаемость в группе брахитерапии и гормонального лечения на срок наблюдения 5 лет составила 97,1%. В группе сочетанной лучевой терапии с брахитерапией и гормональным лечением ПСА безрецидивная выживаемость составила 95,5%.В обеих группах безрецидивная выживаемость отмечена в 96,8% случаев. Опухолево‑специфическая и общая выживаемость в обеих группах составила 100% Основными осложнениями проводимого лечения в обеих группах являлись лучевой уретрит 1–2 степени в 9,5% случаев (12 пациентов), стриктура уретры у 5 больных (3,9% случаев), острая задержка мочи у 1 пациента (0,8% случаев) и поздний лучевой ректит 2 степени в 1,58% случаев (2 больных).

Выводы. Можно сделать предварительные выводы о высоких показателях выживаемости без прогрессирования в обеих группах лечения на фоне сравнительно невысокой частоты побочных реакций. Необходимым является дальнейшее наблюдение за пациентами с оценкой выживаемости на более длительный срок.

Оригинальные статьи. Молекулярная медицина

 
35-44 517
Аннотация

Цели исследования. Ассоциации АРОЕ генотипа с уровнем железа в плазме и риском возникновения неопластических заболеваний эндометрия не изучались. Целью работы был анализ генотипических ассоциаций аполипопротеина Е (АРОЕ) с биохимическими показателями метаболизма железа и липидов у больных гиперплазией и раком эндометрия, а также у здоровых женщин.

Материалы и методы. Биохимические показатели метаболизма железа и липидов в крови женщин с диагнозом гиперплазия эндометрия (53 человека), эндометриоидная аденокарцинома первой стадии (87 человек) и здоровые женщины (70 человек) определялись на автоматическом анализаторе «OLYMPUS AU – 400». Генотипирование гена АРОЕ (Е2, rs7412 и Е4 rs429358) проводили с использованием методики полимеразной цепной реакции с последующей обработкой специфической рестриктазой Cfo1 (Promega) и определением длин фрагментов рестрикции. 

Основные результаты. Наблюдается статистически значимое снижение величин сывороточного железа, насыщения трансферрина, липопротеинов высокой плотности с одной стороны, и статистически значимое увеличение индекса массы тела, триглицеридов, липопротеинов очень низкой плотности, коэффициента атерогенности у пациенток с эндометриоидной аденокарциномой. Выявлены статистически значимые различия в распределении частот аллелей Е3, Е4, Е2 между группами больных и здоровых женщин (Р=0,048). Частота аллеля Е3 снижалась, а аллеля Е2 повышалась в ряду здоровые-ГЭ-РЭ. Показано, что у больных раком эндометрия и здоровых носительниц генотипа Е3/Е2 повышены показатели сывороточного железа по сравнению с другими генотипами АРОЕ (P= 0,0014 и 0,0363 соответственно). В группе больных гиперплазией носительницы минорных генотипов Е2/Е4, Е4/Е4 отличаются достоверно повышенным уровнем триглицеридов (0,0389).

Выводы. Генотип Е3/Е2 АРОЕ ассоциирован с повышенным уровнем железа и риском рака эндометрия. Ассоциации генотипов APOE 2/2, 2/4, 4/4 и 3/2 с неопластическими заболеваниями эндометрия необходимо исследовать в дальнейшем. Полученные данные могут быть использованы для создания системы маркеров для определения высокого уровня предрасположенности к злокачественным заболеваниям женской репродуктивной системы.

Обзоры

45-51 594
Аннотация

Представлен краткий обзор основных методов скрининга рака молочной железы. Доказана эффективность маммографии как скринингового метода в снижении смертности от рака молочной железы, указаны ограничения метода. Основной тенденцией повышения эффективности скрининга является переход на цифровые технологии. Правильно организованный скрининг при активном участии населения сокращает смертность от РМЖ на 30%.

52-56 617
Аннотация

Обзор литературы посвящен проблеме ранних потерь беременности. Представлена современная классификация, освещены вопросы этиологии и патогенеза данного осложнения, критерии диагностики и дифференциальной диагностики, а также стандарты терапии и возможности профилактики.

57-61 542
Аннотация

Болевой синдром, сопровождающий метастатическое поражение костей, существенно снижает качество жизни больных. В последние десятилетия в медицинскую практику внедрены методы системной радионуклидной терапии метастазов в кости с использованием различных радионуклидов, что позволяет не только купировать болевой синдром, но и приостанавливать прогрессирование заболевания. Результаты их применения дают основание считать перспективным развитие в ядерной медицине направления по лечению костных метастатических поражений с помощью системной радионуклидной терапии.

62-68 690
Аннотация

Метформин, традиционно используемый для терапии сахарного диабета (СД), обладает рядом разнообразных плейотропных эффектов. Препарат, помимо сахароснижающего действия, оказывает благоприятное влияние на компоненты метаболического синдрома, оказывает благоприятное влияние на массу тела, жировую трансформацию печени, онкологические процессы, распространенность которых в популяции больных СД 2 типа увеличена.

69-73 563
Аннотация

Рак предстательной железы (РПЖ) является одной из наиболее актуальных проблем современной онкоурологии. Гормональная терапия (ГТ) с использованием медикаментозной кастрации является основным методом лечения больных метастатическим РПЖ. ГТ с использованием нового класса препаратов, блокирующих рецепторы лютеинизирующего гормона релизинг гормона (ЛГРГ), является перспективным и эффективным методом кастрационной терапии, обладающим рядом существенных преимуществ по сравнению с использованием аналогов ЛГРГ. В статье представлен обзор результатов исследований, сравнивших эффективность и побочные эффекты ГТ с использованием антагонистов и аналогов ЛГРГ.

Клинические наблюдения

74-79 674
Аннотация

Солитарные фиброзные опухоли (СФО) являются редкими мезенхимальными новообразованиями, и, в связи с их низкой встречаемостью, на сегодняшний день отсутствуют крупномасштабные исследования данной нозологии. В статье описан клинический случай СФО почки у 37–летней женщины, которой была выполнена лапароскопическая радикальная нефрэктомия. По результатам патоморфологического и иммуногистохимического исследований выявлена солитарная фиброзная опухоль почки без признаков злокачественности. В настоящее время пациентка наблюдается без признаков рецидива и прогрессирования заболевания.

80-83 577
Аннотация

В последние годы эффективность проводимого лечения даже запущенных случаев метастатического рака почки относительно высока, благодаря возможности проведения таргетной терапии, удаления метастатических очагов, в связи с чем, нередко на первый план выходит качество жизни этих пациентов. В настоящей статье описан клинический случай радикального хирургического лечения метастаза в плечевую кость с частичным восстановлением функции конечности, что в итоге привело к улучшению качества жизни пациента.

Организация здравоохранения

84-88 593
Аннотация

Становление современного российского здравоохранения происходило практически на протяжении последних пятидесяти лет. Более 20 лет оно находится в состоянии активного реформирования – модернизации. В течение этих лет происходила рационализация и налаживание работы отдельных звеньев и проблемных участков системы здравоохранения. Одно из звеньев, без сомнения, важнейшее – это массовая и общедоступная амбулаторно-поликлиническая помощь населению. В статье отражены основные этапы развития амбулаторной помощи в России.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2409-2231 (Print)
ISSN 2410-1893 (Online)